вторник, 18 марта 2014 г.

На злобу дня

Когда у нас будет свой дом

 

 

*
Они остановились перед  пластиковыми дверями ЗАГСа. Антон посмотрел время на сотовом телефоне:
- Эх, уже пять, а он в четыре закрывается. Ничего, распишемся в другой день, только придем  пораньше. 
Саша согласно кивнула, но подумала, что пораньше вряд ли получится, с этой дурацкой работы можно уходить только попозже. Антон засунул паспорт в нагрудный карман рубашки и взял девушку за руку. Последние дни осени стояли  в городе хорошие, уютные, сухие. Они шли, распахнув куртки.
Антон выглядел напряженным, на его висках выступили синеватые  прожилки.
-Антон, ты не в настроении?
- С матерью поругался, - признался он, - квартиру она не будет продавать. Говорит, не нужны ей на старость лет другие хоромы.
- А мои разводятся. Нашу трешку на всех точно не поделишь. Продадут, купят себе по комнате в общежитии, мне претендовать не на что.
Пошли молча. Саша обернулась в сторону ЗАГСа, он смотрел им вслед равнодушно, прорезями зеркальных окон.
- Может в кино, или в кафе? - традиционно спросил Антон.
- Прости, мне надо поработать.
На самом деле не так уж она была и занята сегодня, просто идти в общественные места не хотелось. Надоело. Через пятнадцать минут Саша уже ехала в автобусе, мимо проплывал городишко, исхоженный ими вдоль и поперек. Они  дружили  два года. Гуляли, сцепившись руками, целовались на лавочке в парке. Тридцатилетние подростки. По-началу это казалось романтичным, но... Но хотелось основательных, взрослых отношений, нехитрого совместного быта,  простых домашних радостей. Еще тогда (кажется, лет сто назад) когда общий знакомый представил их друг другу на дружеской вечеринке, Саша сразу оценила красивые, серьезные глаза, а потом и намерения  Антона. В этот момент где-то глубоко внутри себя, она  услышала плач будущего ребенка, отца которому давно искала.  В тот вечер они переглядывались, словно тайно договаривались о чем-то. Потом, провожая Сашу на автобусную остановку Антон сказал:
-  Давай жить вместе. Дом построим, создадим семью.
Эта прямота ей понравилась.  Она тогда вот так же ехала в автобусе к себе домой в пригород и мечтала о приятных вещах: светлых комнатах,  занавесках с кружевом, накрытом на троих кухонном столе - для нее, мужа и сына. Антон легко представлялся  ей в роли мужа и отца своего ребенка, было в нем  надежное, крепкое, чего Саша не находила в других. «Давай жить вместе» - то и дело шумело в ее голове, «давай» отвечала она мысленно, и радовалась грядущему счастью.

*
В квартире пахло валерианкой и алкогольным перегаром, пахло трагедией. Отец спал пьяный на диване, прямо в куртке и ботинках,  мать стояла рядом навалившись на стену.
- Вот, явился, - сказала она вошедшей дочери, имея в виду отца.  Саша не отвечая направилась в свою комнату. Мать следом.
- Я так больше не могу, еще один его запой и все... Он мне ни какой жизни не дает, -  мать говорила отрывисто, словно  глотая слова.
Саша села в кресло, стянула с себя колготки, надела старые домашние джинсы.
- Я слышу это уже 15 лет. Не нравится такая жизнь, подавай на развод, - дочь постаралась сказать это как можно беспристрастнее.
- Развестись  не проблема, только куда нам потом идти, - вздохнула мать. -  Из нашей старой квартиренки двух не получится, да и тебе какое-то жилье надо дать.
- Я обойдусь, - отрезала Саша.
- Как же это обойдешься? Вам с Антошей пора уже...
- Мам, иди а? Мне работать надо, - она устало посмотрела на мать.
Оставшись в комнате одна, Саша минуту сидела тихо, прислушиваясь к звукам квартиры, к маминым шагам, отцовскому храпу, потом включила компьютер. Нужно было написать заметку  в газету об отстреле бродячих собак. Заметка не шла. Неприятная тема наводила мрачные ассоциации.  Она пошла на кухню, включила чайник.  Позвонил мобильник.
- Саша, как доехала до дома? - это был Антон.
- Все хорошо.
- Ну ладно.
- Антон!
- Что?
- Давай, когда у нас будет свое жилье, приютим бездомную собаку.
- Хоть две. - Согласился Антон.
Свое жилье... С тех пор как познакомились с Антоном она ни о чем другом и не мечтала. Квартирку или домик, пусть маленький, самый простой, но свой. Не такая уж заоблачная мечта, но она все не сбывалась. От ее родителей ждать помощи не приходилось, от его тоже. У папы Антона была другая семья, но он обещал отдать сыну участок под строительство, но вскоре построился на нем сам. «Все равно вам не на что строится, а что земле просто так стоять», - рассудил он. 
 Саша пила зеленый чай из старой кружки с корабликом. Эту кружку ей подарила на день рождения бабушка лет двадцать назад. Бабушка, которая любила повторять: «Учись хорошо, и все у тебя будет». Саша хорошо училась. И в школе, и в университете, и на работе она всегда пыталась быть лучшей, но бабушкины слова все не сбывались. Недавно, Саша встретила одноклассницу Гулю, которая училась хуже некуда. Своими тройками она обязана Саше, у нее Гуля списывала на протяжении всей школьной жизни. Теперь у этой троечницы муж-бизнесмен,  свой мебельный магазин, и трехкомнатная квартира в элитном районе. Эх, знала бы ты бабушка... Но бабушки давно нет, ее старая избушка досталась по старшинству Сашиному брату.
 Чай тепло разливался по телу. В кухне как всегда было очень чисто. Мать не позволяла и соринке на пол упасть,  но уюта в квартире не хватало. Домашняя обстановка напоминала жилье холостяка — немое и обезличенное. Вроде все по местам, шкафы, ковер, телевизор, обои, каждая книжечка, тряпочка, плошечка знает свою полку, но она знала, что это от отсутствия мира в семье. Ведь еще несколько лет назад, когда отец не так безрассудно пил, и чашка с корабликом была еще совсем новой, в доме царил такой приятный бедлам. Мать  не бегала  с тряпокой, а лежала у отца под бочком и смотрела телевизор. Бабушка приходила вечером в гости, начинала мыть посуду, которая горкой лежала в раковине, она ворчала, называла родителей «неряхами», а они смеялись.
«Антон, давай когда у нас будет свой дом, мы обязательно будем неряхами?» - спросила она у Антона мысленно.  «Когда у нас будет свой дом...»
 
*
В ЗАГСе их приняла женщина в клетчатом пиджаке.
- Церемония будет торжественной? Нет? Тогда мы ждем вас первого декабря, в среду.
Клетчатая рука протянула бланк для оформления.
- Через месяц мы будем мужем и женой! - сказал Антон бодро, когда они выходили из здания.
Саша улыбнулась. Но настроение у них обоих было неважное. Они так долго мечтали о свадьбе, с которой вернутся в свой дом, о первой ночи,  первом утре, завтраке, приготовленном вместе. Ничего этого не будет. Саша и Антон просто отпросятся с работы, придут в ЗАГС и поставят свои росписи там где нужно. Вот так буднично родится их семья. Теперь они шли, и пытались забыть свои вчерашние мечты. Заявление на бракосочетание подписано, словно табу на романтические грезы.
- Свадьба —  условность, к чему нам этот карнавал? Мы взрослые люди, сейчас нужно думать о собственном жилье, - рассуждал Антон, когда они стояли на остановке и ждали Сашин автобус.- Распишемся, пойдем в городскую администрацию, сейчас существует куча программ для молодых семей, нам помогут.
- Может, квартиру снимем? - Саша знала, что он ответит «нет», но все равно спросила.
- Са-а-аша, - укоризненно посмотрел на нее Антон. - Ты знаешь сколько это удовольствие стоит?! К чему снимать?  Может быть удастся взять ипотеку,  придется копить на первоначальный взнос.
Подъехал автобус. Антон поцеловал ее:
- Люблю тебя.
- И я тебя.
И вот она снова ехала мимо знакомых улиц. Смотрела в окно. Кое-где в многоэтажках загорался свет — желтый, голубоватый, оранжевый. В последнее время в их городке строится  много новых домов. Постоянно кто-то заселяется в сотни благоустроенных квартир. Кто эти счастливчики? «Не мы с тобой, Антоша», - подумала Саша.

*
Антон ждал Сашу под козырьком ЗАГСа, на нем был зимний пуховик из кармана которого торчала свернутая в трубочку городская газета.
- Прочел твою статейку об отстреле бездомных собак. Молодец. Зацепило.
- Мы с тобой и сами как эти собаки, за нами только что не охотятся. До нас вообще никому дела нет.
- Ну Саш...
- Ладно, идем регистрироваться.
Не надо было так шутить, подумала она. Ну а чего он... Нашел, что почитать за минуту перед женитьбой.
Женщина сменила клетчатый пиджак на милый розовый свитер из ангорской шерсти.
- Речь говорить, или сразу распишитесь? - спросила она будничным голосом.
- Сразу, - сухо ответил Антон.

*
В день их бракосочетания город засыпало обильным снегом. От его запаха, покоя и чистоты у Саши сжималось сердце.  Было  хорошо окунуться из душного  помещения в холодную свежесть первого зимнего дня. Хорошо и грустно. Они не торопились расставаться, но нужно было на работу.
- Могу я свою жену пригласить вечером в ресторан? - Антон обнял ее.
Она прижалась щекой к жесткой ткани его пуховика.
- Конечно, милый.

*
Антон был щедр. Он заказал дорогой еды и вина. «За эти деньги хватило бы на месяц квартиру снять», - прикинула Саша, отправляя в рот кусок семги.  Официантка зажгла свечу в   керамическом подсвечнике.
- Ну что, за нас?
- За нас.
Они выпили вина.
- Саш... У меня для тебя две новости, хорошая и плохая. С какой начать? - Антон неумело ковырял китайскими деревянными палочками в своей тарелке.
- Начни с плохой, - ответила Саша.
- Я сегодня ходил в агентство по ипотечному кредитованию. При учете совокупного дохода у нас есть шанс взять ипотеку на тридцать лет, но пришлось бы отдавать большую часть своих зарплат.
- Антон, я  не боюсь кабалы, и согласна на самую скромную жизнь. Главное быть вместе.
- Я знаю, но нужен первоначальный взнос, где-то тридцать процентов от общей стоимости.
- И сколько минимум нужно внести за самую малю-ю-сенькую квартиру? - она скривила губки в предчувствии его ответа.
- Много,  Саш. Если в течение двух лет будем откладывать свои зарплаты, можно накопить на этот взнос, будь он неладен.
- Мы не накопим, - вздохнула Саша.
- Даже если накопим... Через два года нам будет по тридцать два года, а ипотеку дают до тридцати, - Антон отхлебнул вина, на его безымянном пальце блестело тоненькое серебряное кольцо. Обручальное.
- Кстати, в нашем возрасте мы уже не попадаем в программу «Жилье — молодым семьям». Я был и в горадминистрации, -  он мрачно улыбнулся. - Мы с тобой уже не молодые.
- Погоди, Антон. А под какие-то программы мы попадаем? Или у нас после тридцати вообще ноль шансов обзавестись своим углом?
- Мы прописаны в трешках, в администрации мне посоветовали продать их, и приобрести всем членам наших семей жилища поменьше.
«Этот вариант мы с родителями уже рассматривали», - грустно подумала Саша, но ничего не сказала.
- Можно, например, встать на очередь на получение земельного участка,  - померкшим голосом произнес Антон. - У меня друг уже шестой год ждет своей очереди.
- Ты говорил, что есть еще хорошая новость? 
Антон поиграл пустым бокалом. Улыбнулся.
- Саша, дорогая, если ты не против, давай сегодня не будем разъезжаться по домам. Я снял номер в гостинице.

Светлана Костина

Комментариев нет:

Отправить комментарий